Истерия

Страдающие конвульсиями из Сен-Ме- дара

Во всех религиях молитва соединяет слово и
движения тела: театральную позу, темп медленный
и размеренный или, наоборот, быстрый и
синкопический, проявления двигательной
функции, даже спазмы, явления самогипноза
(иногда «официальные» конвульсии), пение и
испускание звуков, появление отметин на теле.
Погруженный в самолюбование истерик нередко
оказывает на своих последователей такое же
воздействие. При определенных обстоятельствах
политик и монах ведут себя одинаково и могут
вызвать у своих последователей телесные
ковульсии: конвульсиям кладбища Сен-Ме-
1 4 7 См. также по этой теме интересную работу Certeau
de Рёге М. La possession de Loudun. Paris: Julliard, 1970.
101
дар1 4 8 посвящена впечатляюще известная своей
обширностью библиография.
Шел 1727 г. Уже более века королевская власть
конфликтовала с янсенистами, аббатство которых
в Пор-Рояле было сожжено по приказу короля.
Полемизируя с молинистами, янсенисты утверждали,
что независимо от того, предопределена свыше
или нет судьба человека, благодать снизойдет
только на избранных янсенистов. Это утверждение
имело политический характер, нужны были
доказательства, и истерия их предоставила. 1 мая
1727 г. умер дьякон Франсуа Парижский из церкви
Сен-Медар, отлученный от Церкви за свои
взгляды и признанный святым. В день его похорон
произошло первое чудо. Женщина с парализованной
правой рукой после посещения его могилы
вновь обрела возможность пользоваться ею. Вскоре
чудеса начнут следовать одно за другим, это
подтверждали свидетели, священники.
Затем Божественная власть стала проявляться
не в чудесах исцеления, а в избранности жертвенных
страданий в честь Бога. Страшные конвульсии
начинались у молодых женщин на могиле святого.
Эти женщины утверждали, что способность
выдерживать нестерпимую боль – божественная
привилегия. Юная Габриэлла Моле лежала на
спине. Мужчина крепкого телосложения приставил
лопату к ее горлу и надавил со всей силой. Со
стороны его действия выглядели как пытка, моло-
1 4 8 Существует несколько сотен названий работ, посвященных
этой теме, некоторые из них можно получить в
библиотеке Анри-Эй больницы Святой Анны. Смотри по
этому поводу также цитаты Вайемана в гл. IV.
102
дая женщина умоляла его не останавливаться. На
ее грудь и живот бросали камни весом более 20 кг.
Мучители выдохлись раньше, чем их «жертва»
была удовлетворена. Несколько лекарей, священнослужителей
и других уважаемых в городе людей
засвидетельствовали, что 12 мая 1736 г. они
видели, как бьющуюся в конвульсиях Мари Соне
посадили на железный стул, вокруг которого развели
костер. Огонь бушевал 36 минут, но даже
простыня, обернутая вокруг ее тела, не пострадала
от огня. Один аптекарь, оказавшись свидетелем
«пыточного сеанса», видел, как тело Анны Катерины
Монтфрей было сведено судорогами такой силы,
что 25 мужчин в течение получаса не могли
выпрямить ее руки и ноги. Помощники танцевали
на телах своих жертв, протыкали им языки или кололи
их мечами. Хрупкие молодые женщины принимали
на себя Божественное служение.
Что же должно было произойти, чтобы Людовик
XV понял, что он был опорочен этими событиями?
Политический беспорядок, вызванный этими
телесными трансами («ни сверхъестественными,
говорили врачи, ни тем более естественными
»), примешиваясь к ожесточенной борьбе, которую
король вел против янсенистов, показался ему
очевидной манипуляцией:
«По поводу этих истерических трансов король
нисколько не заблуждался, и, несмотря на чудеса,
происходившие на могиле святого, он приказал закрыть
кладбище. Но один безымянный шутник
написал на запертых воротах на следующий день
после его закрытия: «По повелению короля Богу
запрещено совершать чудеса в этом месте». На что
один аббат весьма уместно сделал следующий
103
комментарий: «Что я нахожу самым забавным, так
это то, что Бог подчинился»149.
Таким образом, истеричка, оказывается, может
воплощать либо ниспровержение (как в
первое время: конвульсии), либо подчинение законной
власти, когда она умеет проявить свою
силу (в дальнейшем: жесткий запрет конвульсий).
Действительно, она входит в группу себе
подобных, которые готовы мобилизоваться в
любой момент, то есть эти женщины делают то,
что «знает и умеет» всякий харизматический
пророк.
Через полтора столетия Бабинский очертит
круг проблемы:
«Истерические или же пифийские феномены
должны иметь в качестве своей особенности главным
образом зависимость в своем появлении, длительности,
форме, исчезновении от психической
среды, в которой существуют поддающиеся внушению
субъекты, болезненная предрасположенность
которых поддается тем или другим зрелищам,
тем или другим мотивам

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Close