Истерия

ИСТЕРИЯ И ОБЩАЯ МЕДИЦИНА

Предубеждения в области истерии стойки как
нигде. Читая большинство исследований X IX в.,
находиишь в основном описания симулированных
расстройств, этого конька Школы Нанси, которая
привлекает к себе внимание работами двух
лидеров, Либо и Бернхайма. Тем не менее более
углубленное исследование покажет то, что кажется
подлинным вначале, на самом деле бывает далеко
от того, чтобы оказаться совершенно верным в
дальнейшем.
I. – Соперничество между Сальпетриер
и Нанси
Опост Антуан Либо (1823-1904), врач беднейшего
населения Нанси, был заворожен гипнозом,
который будет в центре его интересов после 1860 г.,
это заставит его, невзирая ни на что, наперекор
официальной медицине, опубликовать книгу на
эту тему. Его собственная теория заключалась в
следующем: «внимание» – это жизненная сила,
придающая смысл и значение восприятиям и событиям.
Он наглядно покажет, что у каждого здорового
человека внимание, сконцентрированное
76
на мысли о болезни, делает его больным и что, а соп-
trario (наоборот), у каждого больного человека
внимание, концентрирующееся на мысли о выздоровлении,
вылечивает102. Бернхайм был по-настоящему
увлечен работами Либо и поэтому достиг
известности.
Ипполит Бернхайм (1837-1919), профессор
клинической медицины в Страсбурге. Благодаря
Либо открыв для себя гипноз, он резко выступил
против теории Сальпетриер, утверждая, что способность
быть погруженным в состояние гипноза
не была специфической для истериков. По его
мнению, «большой кризис» Шарко был обязан
только внушению, связанному с необходимостью
подтверждения предварительно обоснованной теории.
Бернхайм нашел в технике «внимания» Либо
попытку того, что стало бы терапией при положительном
внушении. Парижские симптомы были,
по его словам, отрицательной производной
этого (конечно, он говорил в пылу полемики об
истерии Шарко, а не об истерии вообще). Бернхайм
думал, что субъект становится «восприимчивым
к истерии» после многочисленных кризисов,
связанных с эмоциями и внушениями. Тогда образуется
состояние, с легкостью вызывающее кризисы
с помощью «истерогенного аппарата», который
затем может создавать повреждения (постоянно
повреждения!), если эластичность, связанная со
способностью возвращаться в нормальное состояние,
больше не существует.
Liebeault A. A. Le sommeil provoque et les etats analogues
considered surtout au point de vue du moral sur le
physique (1866). Paris: Doin, 1889.
77
Бернхайм, таким образом, уничтожил кризисы,
вызываемые внушением, но между тем надо отметить,
что, как и у Шарко, его лечение адресовалось
невежественному населению, достаточно бедному
и примитивному, это спустя несколько лет отнюдь
не будет относиться к Фрейду. «Внушение, – говорил
Бернхайм, – действие, с помощью которого
мысль проникает в мозг и воспринимается им» .
Это играет важную роль во всех профессиях, связанных
с речью: адвоката, оратора, преподавателя,
проповедника… В 1884 г. он даже удалил гипноз,
полагая, что мысленное внушение выполняет ту
же задачу. Короче, «самая суть учения Бернхайма
заключается в том, что патология начинается там,
где останавливаются действия внушения»1 0 4.
Итак, логика Бернхайма состояла в том, чтобы оспаривать
Сальпетриер во имя прагматичной эффективности
его собственного лечения.
Это было еще одним доказательством мнения, что
существуют два подхода к истерии: с одной стороны,
так называемый научный, но пронизанный фантаз-
мами и предубеждениями, а с другой – эмпирический.
Между представителями обоих по истерически
театрализованному образцу – ненависть и брань…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Close